"Командир сказал, что всех нас посадит" - оккупант-зек, взятый в плен на Мелитопольском направлении, рассказал о наказании за отказ умирать

16-05-2024 08:00
news-image

Осужденный по нескольким статьям из Якутии пошел убивать украинцев за деньги, а оказался в плену после очередного неудачного штурма на Мелитопольском направлении.

Аким Тенев, очередной персонаж нашего совместного со спецслужбами проекта "Чужие", житель Якутска 2001 года рождения. После отсидки подписал контракт и служил в 1466 мотострелковом полку.  

Хотел сменил имя и заработать

В 15 лет его отправили в спецшколу за кражу на три года. Кроме этого было еще 5 преступлений: три кражи, грабеж и похищение оружия. В 16 лет получил новый срок - 4 года. Сначала сизо, полгода в воспитательной колонии, далее - колония общего режима. Освободился в 2021.

- Я работал в ритуальных услугах, получал 40 тысяч, в Якутске этих денег практически ни на что не хватало. Потом в интернете вычитал, что на контракт могут пойти кто угодно, кому есть 18 лет, даже с судимостью, если не особо тяжкая статья. Они обещали судимость аннулировать, что получу статус ветерана боевых действий, ежемесячно буду получать 210 тысяч рублей, будет отпуск каждые полгода, потом будут соцвыплаты. Основное - это судимость снять и денег подзаработать.

У "чужого" есть близкие родственники из страны, в которую он поперся воевать. Но разве это может остановить нищего уголовника от желания легкой, как он считал, наживы? 

- После того, как я уволился, я пошел в отдел ЗАГС Якутска, написал заявление на смену фамилии и имени. В мае 2022 года сменил паспорт с новым именем, а в сентябре сменил и отчество. Чтобы меньше сказывалась судимость, чтобы меньше знали, хотел что-то изменить. У меня украинские корни, у меня фамилия была Максимук, дед родной по отцовской линии из Украины, город Волноваха. А отец матери из Польши. Они переехали еще при советском союзе в Якутию. У деда есть две сестры, одна живет в Одессе.

В июне 2023 года он подписал контракт. И с другого конца света отправился на войну.

- Нас было около тридцати человек, нас посадили в Якутске в военный самолет, в Хабаровске переночевали, подобрали еще сорок человек, потом в Улан-Удэ ночевали. В Омске останавливались, потом в Ростове, потом поехали на КАМАЗах и автобусах в Украину, полигон Куликовский, там где Мариуполь, там Бердянск еще рядом. Этот полигон раньше принадлежал батальону "Азов", как нам сказали.

Там боевые якуты с другими представителями этнических меньшинств рф пробыли три недели.

- Неделю мы просто ждали, пока нам выдадут автоматы, боеприпасы, амуницию, потом две недели была военная подготовка. По минимуму. Стрелять показывали, кто не умел, медицинская подготовка, как в окопах вести бой оборонительный.

"Штурмуй или расстреляем"

Обещали "Оборонительный" бой. А пришлось идти на штурмы. Первый был неудачным. Второй еще более неудачным. И завершился странной смертью командира "чужого".

- Март, у меня был второй заход в штурм. У нас было несколько контрактников и были мобилизованные. Командир нашей внештатной штурмовой группы, капитан, позывной Лютый. Мы должны были пойти на штурм на позиции ВСУ и закрепиться. Нам сказали пойдет техника сначала с другой стороны, зайдет, вы пойдете закрепляться. В итоге техника пошла, ее сожгли ВСУ, пехота трехсотыми откатилась в тыл. Нам сказали идти вперед самим. Я Лютому сказал, что нельзя идти, что там нас и так уже встречали дроны. Мы полдня просидели там, откуда должны были наступать, и он сказал, давай выйдем без приказа, я сам объясню все полковнику, командиру нашего полка, позывной Метис.

Вечером мы вышли и пошли к лесополосе, где полковник сидел в блиндаже с дронщиками, они за нами наблюдали. Он ему сказал, что мы не пойдем, это просто на убой пацанов гнать. Метис сказал, что всех нас посадит. Нас отправили в село, на следующий день нас вызвали, пришла военная полиция. Лютого приказали сказал арестовать и еще двух. Их арестовали на две недели, а мы, рядовые, писали объяснительные, почему мы не пошли. Потом, когда я пришел с третьего штурма, Лютого уже выпустили, я узнал, что он двухсотый. Сказали в село танк ударил. Точно не могу сказать.

Дальше было еще два штурма, куда оккупанты вместе с Теневым-Максимуком отказывались идти. Руководству это не понравилось и "чужого" снова бросили на убой уже с конкретным условием: или штурмуй, или расстреляем. Он и его группа даже не поняли сначала, что они уже навоевались и в плену.

- Нам сказали вы пойдете первыми, потому что до этого сколько раз мы вас отправляли, вы до позиций не доходили, всегда отходили назад. И Метис сказал, что если они пойдут назад без приказа, их расстреливать сразу. Из лесополосы мы должны были по полю около километра идти на позиции ВСУ закрепляться. Утром 18 апреля нам сказали, что к нам пошла соседняя штурмовая группа, они уже зачистили. А нам нужно просто закрепиться и сидеть там сутки-двое, ждать дальше команду. Мы через поле прошли, зашли в окоп, я только зашел, в меня начали стрелять с двух сторон. Я сказал, что мы свои, пришли вас менять. А они говорят, кто свои? Оружие сдавайте. Мы решили пойти в другую сторону, найти нашего третьего, а когда пришли, он уже был на прицеле украинского военного, автомат уже сдал. Мы также сдали оружие, бронежилеты, каски, говорим, что мы свои, пришли вас менять. А потом поняли, что это украинские военные, но уже деваться некуда, в плен сдались.

В том штурме вместе с Теневым был еще один преступник с богатым прошлым, представлявший собой объект весьма интересный для украинских спецслужб.  

- Крымчанин с позывным Злой призывался с нами из Якутска. Он приехал в Якутск, потому что там, если не местные подписывают контракт, им платят подъемные 800 тысяч. А местным 150. Говорил, что служил в пограничных войсках в Крыму до его оккупации. А потом перешел на сторону РФ. И воевал по контракту в чвк, был в Сирии, в Африке, в Украину у него была уже четвертая или пятая командировка. Они штурмовали аэропорт в Донецке, там он брал в плен то ли родного, то ли двоюродного брата, который служил в батальоне Азов. Его забрали то ли СБУ, то ли контрразведка, когда нас взяли в плен.

"Чужой" рассказывает, что в последней попытке штурма таких групп, как его, было три. И ему очень повезло попасть в плен и остаться в живых. Ведь вторую группу украинские бойцы положили всю, а третья вообще отказалась идти, и чем все завершилось для нее - неизвестно.

Мясные штурмы и дезертирство

Пока Тенев ходил в принудительные штурмы, потери на том направлении были огромными.

- За год от подразделения остается несколько процентов. Трехсотые в основном из-за мин и между собой, так же, как и двухсотые. Трехсотые в лесополосах на позициях, и  в селе, что считается будто вторая линия обороны, также прилетает очень часто, потому что ходят все без бронежилетов, без касок. На передке трехсотятся. А если идут штурмовые действия, то там от группы остается один-два-три человека из десяти-двадцати целыми. Остальные или 300-е, или 200е. Двухсотых очень много было на нашем направлении. Осенью, не наше подразделение, соседняя 60-я бригада (их была рота - сто человек). И с осени до февраля их осталось около 30. И всех их положили в штурмах, в лесополосах. Когда идет наступление двухсотых никто не забирает, тяжелых трехсотых также, потому что очень тяжело вытаскивать, и боятся, не хотят.

Потерь хватало и пятисотыми. Бегали с позиций и постов, даже заградотряды пугали меньше, чем гибель под украинским огнем. 

- Относительно пятисотых, у нас было, мы только заехали и недели через две у нас один сбежал. Был такой слух, что он заплатил 500 тысяч командиру роты, чтобы выехать в Мариуполь к жене, и оттуда они вместе с женой исчезли. Где-то через полгода его поймали у себя в городе. На первой линии обороны были случаи, что уходят прямо с поста с оружием, и потом до Донецка по полям добираются. Военная полиция у нас есть, считается как заградотряд, но их также кто захочет обходит.

чужой

Пьянство, мародерство, межэтнические войны

"Чужой" погрузился в уникальную атмосферу "второй армии" мира. Было все - от пьянок до стрельбы друг в друга.

- У нас в подразделении были якуты, я также из Якутска, но я русский по национальности. Были буряты и были с Дальнего Востока, из Хабаровского края, Читы. Они очень много пьют, почти каждый день, даже на позициях, а потом друг в друга стреляют. У нас только в моей роте два случая. В начале одного застрелили и потом даже не выяснили кто. Вроде бурят застрелил хабаровчанина. А потом был случай, когда напились, один пришел после штурма, а второй просто помыться решил. Тот штурмовик начал чем-то хвастаться, а этот в него стрельнул. Не убил, но покалечил. Того, кто стрелял, его просто перевели куда-то, то есть за это не сажают.

И куда же без мародерства. Выгребали все, даже домашнюю консервацию из подвалов.

- Подразделение заезжает в село. Командиры занимают дома, где жили гражданские люди. Война началась, они уехали, что-то оставили, что смогли, увезли, военные все себе. Ходят по другим домам, где люди уехали, мародерят. Инструменты, вещи, технику, продукты забирают. По подвалам ходят: банки, закрутки, все это мародерят.

Когда закончится война

Пропаганда изрядно промыла мозги юному уголовнику из Якутии. Он действительно думал, что идет защищать украинцев.

- Когда я ехал, я еще думал, что россия, скорее всего, права, надеялся, что мы все же защищаем народ Донецка, Луганска, что люди сами хотят к нам вступить. А потом, когда на все посмотрел уже, понял, что те, кто воюет в этой войне на стороне россии - это просто пушечное мясо. Российская сторона развязала эту войну ради денег, своей наживы. Когда она закончится? Ну, разве если россия пойдет на уступки, отдаст оккупированные территории, в частности Крым, выведет свои войска. Виновата, конечно, российская сторона, спецслужбы России, потому что насколько мне известно, все, что происходит в России, зависит не от Путина, не от кремля, а от фсб.

Якут шел защищать, а столкнулся с ненавистью и презрением украинцев, которых пришел "асвабаждать".

- Местные жители были запуганы, они нам не рады. Есть пример один, мне рассказывал военнослужащий, были на третьей линии обороны. Он говорит, я иду по селу, вижу девушку молодую, лет 20, у нее футболка была порвана и ранение, кажется было, он хотел ей помочь. А она говорит: "Идите на х.... Зачем вы сюда пришли, это все из-за вас". Местное население не радуется. С цветами не встречают нас. Наоборот, смотрят презрительно на российских военных, и опасаются. Они не рады, потому что они жили намного лучше, пока россия на зашла на их земли. 

У путина спросил бы...

Почувствовав себя в роли пушечного мяса, пленный оккупант теперь озабочен судьбой оскорбленных диктатором путиным малых народов.

- У путина спросил бы, зачем он вообще войну начал, зачем положили столько людей. И почему именно из Якутии, Дальнего Востока, Бурятии пушечным мясом гонят. В армии беспорядок полный, обеспечения практически нет, даже в тюрьмах лучше обеспечение. Россия где приходит, везде остается бардак, руины, в любой населенный пункт, куда они заходят, везде людям от этого не лучше. Я был в Донецкой области, в Мариуполе, людям только хуже стало жить, и сказал бы, чтобы лучше в россии порядок навел.

Больше свидетельсв военных преслутпений рф из уст российских пленных читайте в нашем совместном с украинскими спецслужбами проекте #ЧУЖИЕ.

 

Источник: РИА